среда, 22 мая 2013 г.

Рассказ "Тьма тупиков"

К Эльбрусу-7 что-то приближалось. Ну как “что-то”. Это однозначно был исследовательский корабль первой волны, как тот, что торчал в ангаре Первого Города уже три сотни лет. Но кто или что было на его борту, собирался ли он совершить посадку, пролететь мимо или рухнуть на звезду - все это оставалось загадкой, которую Николя пытался разгадать, советуясь с коллегами с соседней планеты. Разговор с пятиминутной задержкой выводил из себя, особенно если учесть, что Гюнтер то и дело предлагал сбить приближающийся корабль "на всякий случай".
- Гюнтер, я серьезно. Корабль не отвечает. То есть отвечает, но бессмыслицу. То ли помехи, то ли пилот изменил протокол. Из транслируемого сообщения понятно только "Люси", но скорее всего это случайное совпадение. Если у тебя есть инструкции на этот счет кроме применения орбитального оружия, пожалуйста, сообщи. Прием.
Ирина подошла сзади и заглянула через плечо на экраны.
- Ты не устал? - спросила она. Впрочем, Николя в совершенстве знал язык своей жены, и ответил, улыбнувшись:
- Я знаю, что ты соскучилась, Ирэн. Через полчаса я приду.
- Ладно, работай, - она погладила его по голове, - Раз у нас будут гости, пойду приведу себя в порядок.
- Сближение через десять часов, - с сомнением сказал Николя, - думаешь, успеешь?
- Ах ты! - она с хохотом набросилась на него и некоторое время они весело возились, пока наушники на столе не откашлялись.
- Клаус, никаких инструкций у меня нет. Я бы послал голубя на землю. Ответ, конечно, запоздает, но они хотя бы пришлют катафалк за твоим доверчивым телом. Это не шутки. На Килиманджаро-9 так рухнул корабль первой волны. Исследователь был мертв и заразил всю колонию каким-то вирусом. Серьезно, передай на всех языках "отвечайте или будете уничтожены" и если ответа не будет - докладывай главному и жмите на гашетку. Прием.
- Гюнтер в своем репертуаре, - вздохнула Ирина, - погоди, что ты делаешь?
- Передаю сообщение Гюнтера.
- Николя? - ее глаза округлились, - ты серьезно?
- Слово это еще не пуля, любимая. Но вдруг это расшевелит нашего таинственного незнакомца?
Через три часа Николя, к величайшему неудовольствию Иры, вызвали к Роберту, занимавшему пост губернатора колонии и трех ее городов уже столь долго, что его иногда за глаза называли вечным.
- Надо идти, делать нечего, - как бы оправдывался Николя, а Ирина как бы сердилась на него. Выйдя из дома, он пересек главную и единственную улицу, идущую от взлетного поля до больницы, и через три невысоких дома оказался перед Ставкой Губернатора. В отличие от других типичных колониальных строений этот был увенчан шпилем, вокруг которого в отсутствие ветра обернулся непонятно какой флаг – по-моему сам Роберт уже не помнил что же на нем изображено.
- Ну как там наше НЛО, Николас? – спросил Роберт, не вставая из-за стола.
- Не отвечает, - с порога сообщил Николя, - Я думаю, что астронавт мертв.
- Он врежется в нас, или пролетит мимо?
- Система говорит, что с большой долей вероятности он упадет на поверхность, где-то в районе Хрустального озера.
- Это на той стороне, - заключил Роберт и мельком взглянул на карту, будто проверяя свою память, - а есть вероятность, что он шлепнется нам на голову?
- Вероятность почти нулевая.
- Но не нулевая?
- Нулевой вероятности не бывает.
- Очень даже бывает, - возразил Роберт, - вероятность того что это НЛО развернется и улетит стопроцентно нулевая. Неприятности сами никогда не уходят.
Николя пожал плечами.
- Сейчас пересчитаем, - он подошел к терминалу на стене, приложил большой палец и нажал несколько клавиш. На экране замелькали графики и схемы, а потом сменились картой местности с наложенной на нее сеткой. Посреди карты был очерчен синий круг.
- Вот, вероятность падения в эту область 98%. Дальше с каждым километром вероятность уменьшается в сотню раз. Само собой если что-то не произойдет.
- Это Хрустальное озеро? - удивленно спросил Роберт, - по-моему это Третий Город.
Николя, увлеченный рассказом, уставился на карту. Синий круг неуверенно пульсировал над окраиной города, а время прибытия сократилось до двух часов.
- Он изменил курс и ускорился! - ахнул он.
- Скорее сработала автоматика, - возразил Роберт, - Я звоню в третий город, и мы немедленно вылетаем. Десять минут на сборы.
- Можно Ирэн с нами?
- Нужно. Космобиолог нам может позарез понадобиться. Доктор тоже. Марту беспокоить не будем, в третьем городе подберем Дэна. Стоп, что еще за "Люси"?
Роб ткнул пальцем в экран, где ползла расшифровка передачи с корабля.
- Не знаю. Это передают с корабля. Сообщение зашифровано, а «Люси» - наверное, просто случайное сочетание символов.
- Может быть... - как-то напряженно ответил Роберт и задумался о чем-то, хотя собирался немедля звонить. Николя решил не мешать ему и вышел из ставки губернатора.
Через час они уже летели на вертолете над заболоченными полями, а неизвестный корабль летел им наперерез. По крайней мере, так утверждали приборы.
- Старик что-то знает, - шепнул Николя Ирине, - или догадывается.
Яркая вспышка озарила небосклон. Неизвестный корабль вошел в атмосферу и рухнул в нескольких километрах от города. Взрывной волной выбило стекла калейдоскопа, оставленного малышом Мадавой на опустевшей после эвакуации площади, а окраинные дома заляпало илом и тиной с болот. Сирена смолкла, и стал отчетливо слышен грохот вертолетного винта. Вышедшие на улицу жители города (а было их чуть больше сотни) видели крылатую тень, слышали, как она приземлилась где-то в болоте, откуда валил пар и раздавалось шипение раскаленного металла, а потом как гром среди ясного неба на них обрушился давно забытый звук выстрела.

* * *

Дэн вышел из-за белой двери с красноречивой надписью "карантин" и критически осмотрел Николя и Ирэн.
- Какие-то вы бледные, - заключил он, - с вами-то все в порядке?
- О господи, Дэн, у нас на глазах Роб простреливает башку тому парню, - взвилась Ирина, - нет, у нас все совершенно не в порядке! Откуда у него вообще оружие?
- Я думаю, он скоро сам нам расскажет, - ответил Дэн, ковыряясь в кармане, - я вколол ему успокоительное.
- Что с...гостем? - спросил Николя.
- С которым?
- С тем, кого застрелили, конечно же! - истерично засмеялась Ира, - он поправится, правда?
- Второй парень в отдельной палате. А вот насчет того, умершего, ты зря смеешься - там все непросто. Сейчас отправимся к Робу, пусть расскажет, что ему там привиделось.
Он открыл дверь и, не дожидаясь Николя и Ирины, пошел по коридору. Слева и справа двери палат были приветливо открыты, кроме последних двух. Дэн посмотрел на обе, словно выбирая, и приложил большой палец к правой.
- Привет Роб, - сказал он, зайдя внутрь, - не стреляй, это всего лишь Дэн.
Николя зашел следом, Ирина немного задержалась, глядя на левую дверь. Оттуда не раздавалось ни звука.
Роб сидел на кушетке и трогал бинты на затылке.
- Мог бы и помягче приложить, доктор, - проворчал он.
- Мог бы и подождать со стрельбой, - возразил Дэн, пододвинул стул и сел на него верхом. Николя и Ирина встали поодаль, опасливо глядя на губернатора. Внешне он был спокоен и даже умиротворен, словно избавился от тяжкого груза. Впрочем, так могло действовать успокоительное.
- Ты понимаешь, что мой долг - уведомить Землю?
- Обязательно. Пришли им заодно фотографию трупа. Вот увидишь, они будут благодарны.
- От лица почти ничего не осталось. Тебе стоило стрелять ниже, - заметил Дэн, - так кто это был?
- Его зовут Марко. Он – Вечный.
Ирина и Николя переглянулись.
- Вы ничего про Вечных не знаете, и знать не можете, - продолжал Роберт, - А я сражался с ним тридцать лет назад, и хорошо запомнил: видишь Марко - стреляй без промедления. Эту тварь вывели на Земле, пересадив обычным людям железу одного странного зверя - птеромитоза. Их нашли на Карадрасе-8 колонисты первой волны. Орла представляете себе? Вот похожая птица, только они не откладывали яйца, а делились.
- Делились? - оживилась Ирина, - как клетки? Митоз?
- Что-то вроде того. В итоге двадцать таких птичек вывезли с Карадраса и через год получили двадцать Вечных.
- И они тоже могут делиться? - уточнил Дэн.
- Да, черт их возьми, - на лице Роба появилось отвращение, - как насекомые оборачиваются в кокон, и через несколько часов выходят уже двое одинаковых.
- Насекомые не делятся, - возразила Ирина, но Роб только отмахнулся.
- А зачем? - поинтересовался Николя, - мы вроде бы и так умеем...делиться.
Ирина посмотрела на него с улыбкой.
- Колонизация, балда, - ответил Роб, - Твоим способом копироваться слишком долго, а еще нужно время, чтобы передать знания и опыт. А тут полное копирование - мысли, память. Даже, наверное, душа, если она у них вообще есть. Прилетел на планету, настрогал копий, и летишь дальше. Нашел неизвестную поганку - скопировал себя, дал форку попробовать, посмотрел на результат. И так далее.
- Кому?
- Форками называют копии Вечного. А того, кто копируется - транком. Форки копироваться не умеют - эта железа сама себя не копирует, ее можно только пересадить. Правда, это поздновато выяснили - когда на Карадрасе не осталось ни одного птеромитоза.
- Ужас, - покачала головой Ира, - вы вывезли всех...транков!
- Меня там не было, - поморщился Роб, - и это еще не ужас. Ужас начался во время второй волны, когда двадцать Вечных уже несколько лет бороздили вселенную. Вторая волна шла по их следам семимильными шагами, а потом на Кобальт-13, самый дальний рубеж, явился он - Марко. И не один, а с сотней форков. И вот это был ужас. Думаете, он убивал колонистов? Хуже. Он копировался прямо в них. Выкидывал их разум и заполнял своим. Никто даже не догадывался, что Вечные так умеют, и он захватывал нас пачками. И вот тогда и именно из-за него началась обратная волна. Люди бежали, а за ними по пятам шел Марко с тысячами своих подобий.
Земля едва смогла остановить его. Поначалу мы сражались на планетах, но он лишь умножал свои ряды. Он захватил весь мой взвод, и мне пришлось убивать их, своих же соратников. Это было на Ртути-2, вы знаете эту планету как Малахит. Именно там все и кончилось - мы решились и оплавили к дьяволу миры, захваченные Марко. Так и появились Малахит, Электрик, Индиго, Хаки и Киноварь - цветные планеты, которые так любят печатать на открытках.
Транк погиб там, я уверен. К нам сюда долетел какой-то потерявшийся форк. Пусть отправляется в ад к своему пращуру.
- В преисподней должна быть большая неразбериха из-за них, - заметил Дэн, - Почему вечные?
- Какой-то побочный эффект. Транк не копирует болезни, вирусы, повреждения. Получается вроде омолаживания, и жизнь продлевается.
- Намного?
- Кто знает. По расчетам - лет пятьсот.
- Бред, - фыркнула Ирина, - я доктор биологии и ничего нелепее в жизни не слышала.
- А с чего начался конфликт, - поинтересовался Дэн.
- Откуда я знаю, что там творилось в его раскопированной башке? Может, свихнулся и все, - он помолчал, вспоминая, - С каждым Вечным в полет отправился спутник - обычный человек. Спутницей Марко была девушка, Люси. Я видел, как он держал ее в клетке, связанную. Он уже давно не человек.
- Люси? – переспросил Николя.
- А ты думал это случайный набор букв?
- Это чушь, - повторила Ирина, - это какая-то выдумка. Я бы знала. Я должна была знать. Я сейчас пойду в лабораторию и сделаю вскрытие. Нет, сначала я пойду в башню связи и запрошу Землю. Или еще лучше - мы сейчас пойдем и спросим...
- Очень здравая мысль, - грубо перебил ее Дэн и поднялся со стула, - мы подадим запрос на Землю и все выясним, а теперь подождите меня в коридоре, - настойчиво произнес он, и Николя, уловив приказ, утащил Ирину из палаты, не дав ей раскрыть рта, - Роб, я тебе верю. Но сам понимаешь, я должен временно изолировать тебя.
- Понимаю, Дэн. Просто хотел, чтобы ты и ребята знали от чего я всех нас спас этим выстрелом. Форки, Дэн, делиться не могут. А копироваться в другие тела - могут. Промедли я на секунду - и мы все стали бы им.
Дэн вышел из палаты и тут же набросился на Ирину.
- Думай что говоришь. Роб убил одного, думаешь, мы сможем его остановить, если он узнает про второго?
Ирина нахмурилась и сердито бросила:
- Если Роб рассказал правду, то у нас может не быть другого выбора. Он опасен.
- И кто его будет судить, ты?
На это Ирина ничего не ответила.
- Нужно поговорить с этим Марко, - сказал Николя, - То, что рассказал Роб… не вяжется как-то.
- Я тоже думаю, что без причины люди с ума не сходят, - поддержал его Дэн, - Одну минутку.
Он подошел к двери палаты Роба и нажал кнопку.
- Роб, маленький вопрос. Копирование происходило по воздуху? Труп опасен?
- Нет, нужны касание и воля. Труп неопасен.
- Спасибо, - он отпустил кнопку и обратился к спутникам, - значит, вы останетесь тут, а я войду. Если что-то произойдет - не открывайте дверь и ждите указаний с Земли.
Он приложил палец к левой двери, а Николя вдруг дернулся вперед и отстранил доктора.
- Я позволил ему приземлиться, я и пойду к нему.
- Подожди! - Ирина, осознав происходящее, бросилась к нему, но было поздно – Николя вошел внутрь и закрыл дверь.

* * *
Марко спал. Николя осторожно подошел к его кровати и сел на стул, разглядывая гостя. Черные как смоль волосы, чуть смугловатое лицо, орлиный нос. Сильные, покрытые волосами руки, сложенные на груди, кольцо на безымянном пальце правой руки. Обычный человек. Или безжалостный, безумный убийца?
- Ты спишь? - шепотом спросил Николя.
Марко открыл глаза.
- Вечные не спят, - он открыл глаза и с трудом приподнялся, чтобы видеть собеседника, - ты уже знаешь, кто я?
- Роб рассказал в общих чертах.
- И как это звучало...в общих чертах?
- Ты создал армию своих подобий и пошел войной на Землю.
Марко расхохотался.
- Ну и чушь! Это вашим детям рассказывают в школе?
- Я впервые узнал о таких, как ты, от Роберта. Хочешь сказать, что он солгал?
Марко выпрямился и сел, откинув голову. Было видно, что он еще не совсем оправился.
- Просто он не знал всей правды. Девушка, что окликнула тебя, когда ты вошел - твоя жена?
- Да, - опешил Николя.
- Тогда ты, может быть, поймешь. Скажи, что она будет делать, если я убью тебя?
Внутри Николя все сжалось, сердце свело холодной судорогой.
- Не знаю. Ты хочешь убить меня?
- Слова это еще не пуля. Что она сделает?
- Давай сменим тему.
- Попробует убить меня? Отдаст меня под суд? Простит? Будет умолять вернуть к жизни? Обратится к врачам, колдунам, шарлатанам? - Марко говорил все быстрее, повышая голос, - Будет бить стекла, винить себя, сойдет с ума, покончит с собой?
- Я не понимаю, почему мы должны об этом говорить, - Николя начал нервничать и уже подумывал о бегстве.
- Потому что моя Люси погибла, - его голос тоскою сжимал сердце, его глаза блуждали по фотокарточкам ушедших лет, - Ты не представляешь себе, что значило провести шесть лет вместе там, среди звезд, которые не видел ни один человек в самый мощный телескоп. Мы упивались звездами. Мы видели чудеса чудес. И каждая планета там носит ее имя. Веселая Люси, Нежная Люси, Локон Люси. Я даже не заметил, как это произошло. Да если бы я знал, что это вообще возможно - скопировать себя в чужое тело – я бы запретил себе прикасаться к ней навсегда! В тот день я обнял ее. Просто обнял, как делал это каждый день. А она вдруг отстранилась от меня и спросила "Где Люси?". Я заглянул ей в глаза и увидел в них себя.
И тогда знаешь, что я сделал? Из всего перечисленного? - он замолчал, словно и правда ожидал услышать ответ, - Я сделал все. Я единственное существо, которое может попробовать все. Я копировал себя до умопомрачения и убивал себя, изгонял себя, отправлял себя в ссылку, запирал себя, позволял сойти с ума. Я отправил форки в глубины космоса, на поиски других Вечных. Я копировал свой разум в форки и пытался убрать его оттуда, и один за другим они гибли или сходили с ума. Ты не представляешь, сколько способов я перепробовал, и все они оказались тупиками.
Николя почувствовал необходимость сказать что-то сочувственное.
- Ты...не должен винить себя.
Марко посмотрел на него пристально.
- Иными словами - я не виноват? Один мой форк тоже пришел к тому же выводу. Я позволил ему скопировать себя - мне хотелось иметь хоть несколько более хладнокровных копий, чем я сам. Три этих форка я отправил на Землю.
Наверное, глупо было надеяться, что все эти ученые бросятся помогать нам. Но они сделали еще более гнусную вещь. Они заперли нас, чтобы изучить, потому что способность копировать себя в другое тело была им неизвестна. Военные, политиканы, даже боссы мафии приходили, чтобы заключить с нами сделку. В ход шло все – и лесть, и угрозы, и пытки.
Один форк смог бежать. Его переполняли ярость и гнев, и он настоял на том, чтобы стать транком. Раз они не услышали троих, услышат тысячу. Раз они не хотят спасти Люси, им придется спасать своих людей. Раз они напали на нас, то мы имеем право обороняться. Это был еще один путь, а я привык пробовать все пути, идущие к цели.
Остальное ты знаешь. Земля не стала никого спасать, а испепелила их. Планета Малахит, на которой все закончилось, когда-то называлась Покой Люси. Люси и правда упокоилась в криогенном сне, связанная по рукам и ногам - тот я, внутри ее тела, сошел с ума и пытался покончить с собой. А я не мог позволить себе убить ее еще раз.
У Николя голова пошла кругом. Он запутался в этих копированиях и перемещениях, и спросил прямо:
- Я запутался. Кем из них был ты?
Марко слабо улыбнулся.
- Бедняга. Я был изначальным транком, и убил только Люси. Второй транк, руководивший наступлением, был моей копией, и погиб на Малахите.
- Значит, никто больше не может делать копии тебя?
- Это уже не твое дело, - он закрыл глаза, - я улетел прочь, искать других Вечных. Я думал, они нашли выход. Но это тоже был тупик, тупик за тупиком. Будь я обычным человеком, я сделал бы что-то одно и сказал бы в конце жизни "я сделал все что мог, моя совесть чиста". Я не могу так сказать. Я могу только стараться не оглядываться на тьму тупиков у меня за спиной.
По затянувшемуся молчанию Николя догадался, что разговор окончен. Он уже собрался встать и уходить, как вдруг Марко снова заговорил:
- Вообще-то я ничего не задолжал Земле, но вы должны знать. Один из воевавших форков прямо сейчас собирает армию. Он захватил трех Вечных и они производят для него тела, а он копируется в них. Он жаждет завершить начатое.
Николя вскочил со стула и в ужасе воззрился на Марко.
- Почему ты сразу с этого не начал?
- Сядь, - Марко вяло взмахнул рукой, - до их прибытия еще года четыре. Они движутся медленно, людей больше чем кораблей. Вы успеете подготовиться.
- Почему ты не остановишь их? Они же твои копии.
- Копии, а не рабы. А я такой человек, что если что втемяшится в голову - не переубедишь. Единственный способ остановить его - вернуть Люси. Отпустите меня, и я сделаю это, рано или поздно.
Они замолчали.
- У тебя есть что еще сказать? - спросил Николя.
- Передай сукиному сыну, что застрелил моего форка, чтобы он шел к дьяволу.
Николя кивнул и вышел из палаты. Стоило ему оказаться в коридоре и запереть дверь, как Ирина с размаху влепила ему пощечину и ушла прочь, всхлипывая. Держась за щеку, он посмотрел на Дэна и улыбнулся - его щека тоже горела огнем.
- Я удерживал ее от того, чтобы пойти за тобой. Так что ты мой должник. Мы слышали, о чем вы там говорили. Скажи мне одну вещь, только быстро, - Дэн подошел ближе и шепнул ему на ухо, - когда вы познакомились с Ирэн?
- Пятого марта, 2***, - удивленно ответил Николя после секундной задержки, - а тебе зачем?
- А, не обращай внимания, - Дэн похлопал его по плечу, - так, психологический тест. Пойдем. Нам нужно принять решение, - он взял его под локоть и повел к выходу.
- Нам?
- Ты входишь в комитет, так же как и я, Роб и Мона. Роб временно исключается. Следовательно, мы с тобой - большинство. Вряд ли Мона пойдет против нашего решения.
- Я не думал, что мы будем что-то решать, - возразил Николя, - это дело нужно передать Земле.
- Мне эта идея не нравится, - поморщился Дэн, - это уход от решения. Разве мы не можем для себя решить, виноват он или нет? И не понес ли он уже наказание?
Николя воспроизвел в памяти недавнюю сцену. Роберт открывает саркофаг, изменяется в лице и моментально выхватывает пистолет. Пуля прошивает голову лежащего с закрытыми глазами человека. Николя знает Роберта пятнадцать лет, и за это время Роб не подводил, не совершал ошибок.
- Свидетельства Роба разве недостаточно?
- Те, кто сражался против Роба, мертвы. Этот Марко не один из них.
- Если он говорит правду...
- Докажи сначала, что он говорит ложь.
Они остановились у самого выхода и уставились друг на друга.
"Что она сделает, если ты умрешь?" - прозвучало в голове у Николя.
- Не знаю, Дэн, - признался Николя, - я готов поверить и Робу и Марко, но как решить вопрос - не понимаю.
- Я бы дал ему шанс, - вздохнул Дэн, - Он совершил зло, но он уже расплатился за него, и готов восстать против него. Он может исправить то, что сделал. Немногие могут похвастаться такой возможностью.
- Или он запутался и совершит еще более страшные вещи. Ты готов за это отвечать, Дэн? Я не готов.
- Значит, так тому и быть, - отвел взгляд Дэн, - давай соберем комитет завтра. И покончим с этим.

* * *

Корабль с Земли прилетел через месяц. Связанного Марко поместили в клеть из толстого стекла и под конвоем отвезли в повозке на взлетную полосу. За ним следовал Роберт, хмурясь и едва сдерживая себя. Его тоже забирали, для дачи показаний. Проезжая мимо Николя, Марко воспользовался передышкой конвоя и тихо сказал.
- Бегите отсюда. Они не поверят, что я не скопировал себя на этой планете. Они прилетят и сотворят второй Малахит.
- Мне жаль, - выдавил из себя Николя.
Марко лишь промолчал в ответ, и повозка двинулась дальше, в недра корабля. Через час их уже и след простыл, и Николя, сидя в башне связи, провожал их взглядами радаров.
- Клаус, Клаус, - зашуршали наушники, - именно поэтому и надо было сбить его на подлете. Не было бы угрызений совести и самокопания.

- Иди ты к черту, - огрызнулся Николя и выдернул наушники из гнезда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий