среда, 29 апреля 2015 г.

Рассказ "Copyright"


Примечания для тех, кто не читал предыдущих частей, можно найти в конце.

Неоновая переливающаяся надпись "Наслаждение", по замыслу ее создателя, должна быть видна за многие километры, порождая приятный трепет предвкушения. К сожалению, большинство обитателей машин не было осведомлено о существовании окон. Это породило забавный казус - посетители крупнейшего в мире развлекательного центра были уверены, что находятся в месте под названием "жден". Или "асла" - смотря с какой стороны удалось отхватить свободное место для парковки.
Буквы перемигивались медленно и чинно, то угасая совсем, то разгораясь соблазнительно-тягучим, словно мармелад, светом, озаряя тянущиеся от парковок траволаторы. На одном из них проявились темные силуэты двух фигур, выехавшие из зеленоватой пасти исполинской "е". Фигуры оживленно переговаривались.

- Ты представляешь, он пригласил меня на свидание. И угадай куда? В "Зодиак"! Ты знаешь "Зодиак"? - щебетал голос, в который, похоже, добавили слишком много блестящего лака для ногтей.
- Нет, - голос с высоким содержанием углерода даже не пытался изобразить заинтересованность.
- Никогда не была? Я тебе очень советую сходить. Или давай, как вернемся, найдем тебе какого-нибудь мальчика и сходим. Так вот, я прихожу такая радостная и сажусь.
Буква за их спинами начала угасать, и в полумраке было видно, как длиннющий ноготь девушки повыше обрисовывает диспозицию на ладони. Браслет-пропуск лучился счастьем и сообщал о еще неизрасходованных средствах на счету. Именно на этот браслет внимательно смотрела пара недобрых глаз девушки пониже.
- Вот я сажусь, а он напротив и говорит "Кристи, я давно хотел сказать тебе". И я такая, - обнаженные руки сложились в некий привлекательный жест, а лицо изобразило саму невинность. Браслет выпал из поля зрения, и девушка рядом, скользнув взглядом по обнаженным плечам своей спутницы, уставилась ей в шею.
- Говорю, "и что же?" Вся такая загадочная. А он мне "Ты словно солнышко мне светишь и озаряешь жизнь мою. Ты лучше всех на белом свете, я всей душой тебя люблю!". И все. И смотрит на меня! - Лак в голосе треснул, яростные голубые глаза вперились в подружку, - Как тебе такое?
- М? Ну, звучит так себе.
- Звучит? Пф! - оживленно замахала руками она, - он использовал бесплатную фразу! Понимаешь? Не купил признание Ромео, или хотя бы… ну не знаю… из Пушкина что-нибудь. А взял из халявных. Мне такое кто угодно мог сказать. А тут, в «Зодиаке»... Все сразу ясно, парень даже на это потратиться не хочет. Думал, я дурочка и не пойму. Я просто встала и ушла, правильно ведь?
- М? О, да, - подружка изобразила возмущение.
- Вот! - обрадовалась девушка, - все, приехали.
Они сошли с траволатора и, слегка сбиваясь с курса, подошли к сияющему корпусу машины. Дверь плавно отъехала в сторону, обнажая пошло-розовое нутро обстановки. Хозяйка машины тут же прошла к дивану и упала на него, раскинув руки на спинке. Гостья, в переливающейся накидке, сунула руку в сумочку и вошла, оценивающе осматриваясь. Три экрана, запас пищи, и...ого, ванная! И три коробка с цицероном в углу. На месяц хватит с лихвой.
- Что-то я умаялась, - раздалось из недр дивана, - куда ты предложила поехать, не напомнишь? Голова раскалывается от... - руки попытались изобразить процесс, но потом бессильно упали обратно, - Я забыла  - как тебя зовут?
- Ми, - ответил голос за ее спиной. Гостья схватила ее за руку и, поборов желание нанести удар в шею, вонзила шприц ей в плечо, - заткнись уже наконец.
И нажала.

* * *

Горячая вода составляла предел мечтаний Ми на текущий момент. Оставив хозяйку машины валяться в отключке, Ми прикинула время (часа три, не меньше) и рванула в ванну. Переливчатая попугайская накидка, купленная на последние деньги, отправилась в мусорный бак. Машина довольно заурчала и заглотила ее.
В душевой такого, как правило, не замечаешь, а по наполненной ванне то и дело шла рябь и поднимались волны. Машина летела на полной скорости по трансатлантической магистрали. Недешево, но теперь можно не думать о средствах, хотя бы ближайшее время. Блаженно нежась, Ми заметила коробочку стоящую на краю среди скрабов и шампуней. «Запах хвои, два коина за минуту», - прочитала она, - «права на воспроизведение принадлежат «Актирекордс». Надо же.
Тело Ми наслаждалось, а мысли витали где-то далеко и искали ответ на вопрос – почему она опять этим занялась. Взгляд ее привлекло собственное искаженное отражение на хромированном вентиле душа. Вот тебе и ангел.
Хорошо конечно давать обещания вроде «я никогда больше не буду ангелом» и «риск слишком велик» когда у тебя есть деньги хотя бы на пару месяцев. О них совершенно не думаешь, ведь абсолютно искренне рассчитываешь на то, что через месяц мир наконец-то рухнет. Увы, средства к существованию закончились, а мир продолжает медленно гнить.
О, конечно Ми могла бы найти себе работу. Чудесную, полезную всем работу. Продавать машины, например. Очень почетно и прибыльно. "Да, сэр, новая модель за полцены. Что вы, никаких дефектов, никакого обмана. Просто в ней два месяца катался сгнивший труп и как раз сейчас несколько усердных роботов отдраивают салон". Или "вы хотите снять ограничение по скорости? Конечно, только подпишите отказ от страховки. Будьте осторожны". И через два дня при резком торможении у чувака лопаются сосуды от перегрузки. Кому еще машинку за полцены?
Податься в Зеленую Долину, побатрачить? Спасибо, нет. Купить участок в пару гектар и выращивать капусту? Да, а потом твой же садовый робот отрежет тебе ногу, как Генриху. Увольте. ЗАО «Война» нужны беженцы, чтобы разнообразить поскучневшие уличные бои. Жаль только что вероятность стать случайной жертвой среди мирного населения составляет до 75% и напрямую зависит от части зарплаты отдаваемой нужным людям с нужным числом нашивок на плечах и патронов в магазине. Можно устроиться в вербовочный центр. «Алло, сэр, вы выиграли участие в битве за Авалон. Поддержите свою веру с оружием в руках, докажите что вы мужчина!» - «У меня есть сомнения, мэм… Допускает ли моя вера убийство женщин и детей? Я не хотел бы нарушать постулаты своей церкви» - «Да мне плевать, черт тебя возьми, мне нужно, чтобы ты приехал, взял автомат и сдох как можно более красочно, чтобы получить премию. Сэр?». А можно пойти в вандалы и доразрушить то что еще осталось.
«Нет, нет и нет. Ни словом, ни делом – ни намека на помощь этот мир не получит. Разваливайте его без меня»

* * *

Выйдя из ванной с намотанным на голову полотенцем, в небрежно потертых водой и мылом брюках и видавшей виды толстовке, Ми в недоумении замерла. Хозяйка машины, которая должна была все еще витать в стране грез - ну максимум потешно ползать и мычать - стояла в полный рост, придерживаясь за стену, и пыталась сфокусироваться на телефоне, одновременно ловя ногой слетевшую туфлю.
Сердце у Ми бешено заколотилось, она изо всех сил старалась не запаниковать. Девица еще не пришла в себя (черт, как, как? Прошло всего полчаса!). И она ее не видит. Что, что схватить? Куртка с электрошокером – как назло валяется на диване, незаметно не подойдешь. Шприц - чертова безалаберность, вообще непонятно где. Подушка - бесполезна, пуфик -  не поднять. Взгляд ее бешено рыскал по комнате, когда ее вдруг осенило.
"Ремень, дура"

* * *

Застежка предательски щелкнула. Сосредоточенно-медленно оборачиваясь, Кристи заставила глаза сфокусироваться на чем-то неумолимо приближающемся. В сгустившемся полумраке (взамен привычного ясно-розового цвета) был виден лишь силуэт, нелепо-красное полотенце над злыми глазами и маятником ходящее блестящее жало на вытянутой руке. Кристи непонимающе моргнула - и в тот же миг жало с размаху впилось ей в руку. Телефон с жутким грохотом влетел в монитор за спиной, прокатился, отчаянно цепляясь, по столу и затих где-то на полу. И только когда движение остановилось, руке удалось дозвониться до мозга и попросить принять хоть какие-нибудь меры.
Жало снова взмыло над головой, и Кристи быстро, как могла, присела, закрыв лицо руками, и простонав самое важное:
- Только не лицо!
Жало остановилось, а потом медленно приблизилось, позвякивая. Холодный металл поцеловал Кристи в обожженную руку, закрывавшую лицо, нежно прижался к щеке и скуле. Девушка отняла руки от лица и посмотрела перед собой. Злые глаза очень зло усмехнулись.
А потом сознание вытеснила жуткая жгучая боль.

* * *

Ми бросила чертово полотенце на пол и резво застучала по клавишам, чтобы не вызывать подозрение немногочисленных, стоит признать, друзей ревущей в собственной ванной хозяйки машины. Пришлось загнать ее туда и окатить холодной водой, чтобы прекратить истерику. Судя по всему, она уже оправилась от действия цицерона, что, особенно с учетом выпитого, было немыслимо.
Но алкоголь - это ерунда. Антидот к цицерону! Это пахнет...очень большими возможностями. "Можно утереть нос всем прочим ангелам", - думала она, - "появляясь и откачивая будущих жмуриков. Да, черт возьми, можно и себя откачать, если что!". Ей невольно представилось, как она сидит в несущейся по трассе машине, бессмысленно глядя в монитор. Ее разум в эйфории порхает по сети, пока ее тело медленно и удивленно умирает от истощения. От таких мыслей желудок Ми попытался спастись бегством.
Ми анализировала счета и диалоги, пытаясь понять что пила, ела или закачивала в себя другим способом ее новая подружка. Ничего такого, за что можно было бы зацепиться. Ничего, что сделало бы Кристи ненужной. Ситуация становилась сложнее, и это злило Ми. "И что она там визжала про лицо?"

* * *

Сначала магистрали строились вдали от больших городов, потом стали пронизывать их и окутывать. А потом города перестали иметь значения. Стали одними из перевалочных пунктов или переродились в крупнейшие на Земле центры. Хорошенько оттянись в ООО «Наслаждение», оттуда на машине полчаса – вжжик - и ты на другой стороне земного шара, в ООО «Война» - смотришь на увлекательные штурмы и осады. Если повезет, ты даже сможешь потаскать раненых с поля боя и вручить лайк понравившемуся тебе солдату (правда на вероятность словить пулю это не влияет). Потом конечно хорошенько подкрепись в ООО «ГМО». И не забудь пополнить запасы быстрозамороженных овощей механической сборки, которые "не лапали грязные руки фермеров".
В Карелии не было крупных городов, больших центров, и первые кружные магистрали тут не прокладывали. Здесь можно было найти места, которые цивилизация машин еще не тронула, а людская цивилизация уже покинула. В одном из таких печально опустевших поселков стоял крепкий еще дом, построенный, должно быть, незадолго до машинного бума. Если в нем и жили, то явно недолго. Окна и двери были заколочены, впрочем, внимательный прохожий, окажись таковой поблизости, заметил бы, что доски на двери прибиты скорее для виду.
В этот самый дом Ми и Кристи вошли уже на исходе дня. Отперев входную дверь, Ми красноречивым жестом предложила поставить коробки с едой в угол, а затем подпихнула Кристи в сторону подвала. Тяжелая железная дверь отворилась с жалобным скрипом, обнажая ступени, ведущие куда-то в неприветливую и затхлую темноту.
- Вниз, - скомандовала Ми.
- Там темно, - прошептала Кристи.
Ми достала телефон и включила яркость на полную. Стало видно на две ступеньки больше, - вперед.
Держась за шершавую кирпичную стену, Кристи медленно спускалась со ступеньки на ступеньку. Достигнув пола, она запнулась, и что-то покатилось с металлическим дребезгом по бетонному полу. Ми спустилась следом, и прыгающий свет от экрана выхватил пару опустевших верстаков, какую-то груду хлама в углу, несколько пустых с виду ящиков и оконце почти у самого потолка. Еще какая-то махина покоилась под брезентом в углу.
Ми взяла один из ящиков, перевернула и хлопнула по нему.
- Сядь. И жди.
- М.. можно я окно открою? - жалостливо попросила Кристи, начав фразу истерично-громко, а закончив испуганно-тихо.
Ми потянула носом воздух: воздух конечно спертый, проветрить не помешало бы.
- Нет. Жди, пока я не вернусь.
Свет внезапно погас. Ми деловито-быстро прошла мимо Кристи, чуть не сбив ее с ног, и скрылась наверху, захлопнув с обреченным скрипом дверь. Кристи, дрожа, на ощупь дошагала до ящика и села.
«Все будет хорошо», - врала она себе, - «Нужно просто успокоиться. Это ошибка. Мы так здорово оттягивались… Сейчас все выяснится и я вернусь в машину».
Через три сотни ударов бешено боящегося сердца дверь наверху снова отворилась. Ми спустилась вниз, швырнула на пол в углу пару одеял, после чего жестом отправила туда же Кристи. Сама же уселась на освободившийся ящик и положила на пол работающий фонариком телефон. Последний зарделся, возмущаясь отсутствию сети, и сделал  ссадину на левой щеке у Кристи еще багровей.
- А теперь, - начала Ми, и Кристи уставилась на нее с ужасом, - давай вспоминать: у кого и какую дрянь ты покупала до того как встретить меня.

* * *

- Так. А в «Зодиаке»?
- Нет, - она замотала головой, - ничего не успела попробовать.
- Врешь.
- Почему? Я же тебе еще рассказывала что…
- Как звали парня?
- Которого? А, этого? Алекс… на Р как-то. Он мне писал вчера, я могу по сообщениям посмотреть.
Ми с досадой смотрела в сторону, похрустывая костяшками пальцев, чем приводила Кристи в смятение. Допрос получился бестолковым и ничего нового не дал. Впрочем, Ми не особо и рассчитывала на результат. Подняв телефон с пола, она встала с ящика, подтащила его к дальней стене, забралась и открыла оконце – маленькое, узкое, не всякая кошка пролезет. Прохладный, напоенный лунным светом воздух напомнил ей, как давно она не летала.
- В туалет тебе, надеюсь, не нужно? – поинтересовалась она. Кристи помотала головой, но, осознав, что в темноте ее не видно, звонко ответила «Нет».
- Тогда спи. Завтра продолжим.
Ми спрыгнула с ящика и вскоре уже была наверху, готовая захлопнуть дверь. Раздался треск рвущейся обертки и на пол перед Кристи, постепенно привыкающей к полумраку, упала аппетитная жестянка.
- Если захочешь есть, - бросила вдогонку банке Ми.
- А… а как разогреть?
Ми хмыкнула.
- Никак. Или придумай, как это сделать без электричества.
Дверь захлопнулась и Кристи осталась наедине с темнотой. И темнота Кристи не боялась.

* * *

В гостиной с заколоченными окнами Ми первым делом достала из тайника крылья, полюбовалась на них минут пять, и поставила рядом – может успеет утром сделать пару кругов. Улеглась на диване и достала телефон. Непривычно было осознавать, что в доме еще кто-то есть. Обычно тут за километры ни души. Некоторое время она прислушивалась – из подвала то и дело раздавались нервные покашливания, но вскоре все стихло.
Дел у Ми было полно. За полдня накопились тонны сообщений, вопросов, новостей, фотографий котят и трейлеров антикварных фильмов. После просмотра они уничтожались, а счастливый зритель получал сертификат последнего зрителя и радовался своей исключительности. Приходилось отвечать за себя и Кристи, и без цицерона дело шло медленно. Через четыре часа она смогла договориться с несколькими химиками, двое обещались прибыть завтра и провести исследование на месте. Ми останется только уговорить их поделиться результатами - для этих целей она поговорила уже с другими людьми. А, еще остается Кристи...
Но тут уж она справится как-нибудь сама.

* * *

Выныривая из беспокойного сна, в котором она никак не могла вонзить шприц в чью-то шею, Ми поначалу почудилось, будто бы она спит в машине. Привычный такой приглушенный гул откуда-то из-за стенки. Она потянулась, уронив телефон на пол, и вдруг подскочила. Гул шел из подвала.
Подойдя к двери, она заметила пробивающуюся из-под нее полоску света. Осторожно щелкнула выключателем – и над головой оглушительно хлопнула лампочка.
«Свет? Откуда?»
Из куртки был выужен шокер. Крепко сжав его в руке, Ми отперла дверь и толкнула ее.
Подвал был наполнен дребезжащим гулом, лампа под потолком довольно помаргивала. Брезент валялся на полу, открыв крутящиеся внутренности махины с облупившейся краской на корпусе. Рядом стояла радостная Кристи, изменившаяся в лице при виде Ми. Не иначе как в куче тряпья она нашла старый комбинезон на два размера больше с рисунком из застарелых и свежих бензиновых пятен. Волосы она заправила под воротник, чтобы не мешались, а на щеке красовался отысканный невесть где желтоватый пластырь. К своему удовольствию Ми отметила два сломанных ногтя на правой руке.
Кристи явно попыталась что-то сказать, но из-за шума ничего не было слышно. Она присела к генератору, посмотрела на него внимательно, вспоминая, затем взяла валяющуюся рядом тряпку и щелкнула тумблером. Лампа погасла, оставив только свет из оконца. Кристи еще немного повозилась и, вытерев руки, бросила тряпку на землю.
Ми спустилась по лестнице, спрятав шокер в кармане, и поинтересовалась.
- Ты умеешь запускать генератор?
- А, пустяки, - смутилась Кристи, - у нас дома был такой же… почти. Я подумала, если он работает, то со светом будет лучше…
«Ведь я могла бы и сама догадаться, что это генератор. Могла бы догадаться, что он должен тут быть» - укоряла себя Ми. Ее досаду усугубили стоящие перед импровизированной постелью огарки. Несколько свечей валялось неподалеку. Ми и в голову не приходило использовать их для освещения. Кристи проследила ее взгляд и робко заметила.
- Я темноты боюсь.
Ми улыбнулась в ответ, что было воспринято как благосклонность. «Тебе не темноты надо бояться». Рядом со свечами стояла вскрытая, но почти нетронутая банка с консервами. Это напомнило Ми, что сама она благополучно забыла поесть с вечера, и теперь голодна вдвойне, а так же то, что теперь ей необязательно давиться холодным.
- Включай обратно, - приказала Ми, - и поднимайся наверх.

* * *

Гостиная на первом этаже была совмещена с кухней, которая до сегодняшнего дня была совершенно бесполезной. Сейчас там стояла Кристи и напряженно следила за разогреванием еды, будто от этого зависела ее жизнь. Ми, не выпуская из виду прохода в коридор, заглянула в ванную. Критически осмотрев себя в зеркале, она с надеждой повернула вентили и подождала. Увы, трубы уныло молчали.
«Интересно, знает эта кукла, как чинить насос», - подумала она, и тут же сама себе возразила – «Я сама, что ли, не разберусь?».
Тем временем к запаху бензина из подвала примешался более приятный запах. Ми вернулась в гостиную и изучила дымящиеся тарелки издалека. Рис, бобы, соус - как обычно. Впрочем, последние полгода путешествий на грузовых машинах так приучили ее к сухпайкам, что любая горячая еда вызывала восторг не хуже чем горячая ванна. Сев на диван, она взяла ложку, и начала старательно медленно есть. Кристи, ерзавшая на стуле, чуть помедлила и тоже взялась за еду. Руки ее подрагивали.
- Ничего нового не вспомнила? - осведомилась Ми. Кристи отрицательно помотала головой.
- Нет. Но я стараюсь, правда.
- Что ты там верещала про лицо? - спросила Ми, уставившись на залепленную пластырем ссадину. Кристи машинально дотронулась до пластыря, одернула руку, будто обжегшись, опустила взгляд в тарелку и ответила:
- Я продала права на свое лицо.
Ми не удалось скрыть изумления.
- Не поняла?
- Ну, Актирекордс. Ты их знаешь. Они владеют кучей авторских прав на все на свете, - она начала загибать пальцы, - На музыку, на кино, на запахи, на...на виды природы. Если я продаю право на свое лицо, они могут использовать его где угодно - в рекламе, в фильмах, описания в книгах - ну там "брови как два полумесяца".
- Чушь какая, - фыркнула Ми, - они же не дураки, чтобы платить ни за что.
- Как это ни за что? - взволнованно всплеснула руками Кристи - Ты еще поищи такое лицо как у меня. Знаешь, не всякой девушке делают такое предложение, - Кристи поймала на себе злобный взгляд и поняла, что ее занесло, - то есть... Ты могла бы попробовать... – Она неуверенно попыталась исправиться.
- Еще слово и продавать тебе будет нечего, - абсолютно спокойно произнесла Ми. Выдержав драматическую паузу, она поинтересовалась:
- Если уже продала, то чего беспокоишься?
- Еще не до конца. Мне пока дали аванс. Нужно кое-что оформить, а еще всякие проверки пройти. Ну что это мое лицо и что я владею на него правами. Ну, так надо.
- И что, когда ты его продашь, ты сама...?
- Мне обещали пересадить лицо подешевле, за счет компании. Я и поехала в "слад" чтобы... ну... найти кого-нибудь пока я еще не....
- Ясно, - закрыла тему Ми. "Может ты и умеешь заводить генератор, но посмотри на себя - ты продаешь частицу себя самой каким-то толстосумам"
"Эй, - напомнил ей вкрадчивый голос из глубин памяти, - кажется, кто-то забыл про собственные русые волосы и карие глаза. Где они, Ми, откуда эта чернота и серость?"
"Сгинь", - огрызнулась Ми.
Обед завершился в молчании. Как только Ми отложила ложку в сторону, Кристи схватила ее тарелку, чтобы убрать, и заискивающе спросила:
- Вкусно? Я старалась.
У Ми бешено застучали виски, а в груди полыхнула клокочущая ярость. Она вонзила оба кулака в стол, поднявшись над опешившей Кристи. Боль спустила курок ярости и Ми зашипела.
- В подруги мне не набивайся, ты, тупая кукла без лица. Ты и такие как ты - вы бесполезны. Вы мусор, каждый в персональном мусоровозе, катаетесь по магистральным мусоропроводам. Вы загаживаете все, к чему прикасаетесь, продаете все, что попадает в ваши жадные ручонки. Вам плевать, что было до магистралей и плевать, что будет потом. Когда вы сдыхаете, не остается ничего, ваши трупы перемалывают в труху и отравляют вами воздух. Эта планета подыхает из-за таких, как ты. Вы мне отвратительны. А теперь сядь и замолкни.
Кристи рухнула на стул, что-то внутри нее переломилось и зазвенело осколками надежд. Она почувствовала, что плачет – от страха, не чтобы разжалобить. Одного взгляда на Ми хватало, чтобы перестать рассчитывать на жалость.
- Зачем… зачем ты так?
От Ми не ускользнул брошенный в сторону выхода взгляд, и она красноречиво вынула из кармана шокер и положила на стол.
- Даже не мечтай уйти отсюда, - процедила она.
Что-то холодное и липкое зашевелилось у Кристи внутри и стало комом в горле.
- Что я тебе сделала? – пролепетала она.
- Ты - бесполезный отброс.
- Разве я кому-то мешаю? И что, что я еще могла делать? Я же не торгую цицероном, не заманиваю людей в машины, не вербую на войну… - Ми вздрогнула. Не ее ли кривое отражение в хромированном кране говорило то же самое? Кристи же отчаянно расхрабрилась:
- Чем я перед тобой провинилась? Это я не я врываюсь в чужие машины с оружием!
Ми прожгла Кристи взглядом.
- Да потому что ты…
- Дамы, не ссорьтесь, - раздался вдруг голос из коридора.

* * *

Ми вскочила, отшатнулась от входа и, не отрывая взгляда от незнакомца, судорожно пыталась нащупать шокер на столе. Нащупав, она резко выставила его перед собой, смахнув со стола ложку. Та со звоном перекувыркнулась несколько раз и замерла недалеко от сапог вошедшего мужчины. Он широко улыбался, был одет в черную униформу без опознавательных знаков, и носил на поясе кобуру с чем-то внушительно-увесистым. Кристи смотрела на него со страхом и мольбой одновременно.
- Так, Кристина очевидно вы, - он ткнул в нее пальцем. Та, быстро сообразив что к чему, с радостным "да" неуклюже рванула к мужчине и попыталась спрятаться за ним. Ми дернулась было ей наперерез и даже успела скомандовать "стоять!", но было поздно - шанс она упустила.
Гость, вопреки ожиданиям, довольно грубо затормозил Кристи перед собой, взял за подбородок и критически осмотрел. Девушка совершенно растерялась.
- Вы из полиции?
Второй рукой он схватился за пластырь и с силой дернул. Раздался треск, вскрик, на щеке Кристи снова проступила кровь, а на глазах - слезы.
- Попорчено некисло, - покачал он головой , - нет, я коллектор. Из Актирекордс пришел сигнал, что тут кое-кто покушается на авторские права.
- Я не виновата, - залепетала Кристи, - меня заставили.
- Спокойно, - гаркнул на нее коллектор, и она затихла, - претензии у меня не к вам, - он перевел взгляд на Ми, - брось-ка эту штуку.
Ми справилась с панически-колотящимся сердцем и положила шокер на стол. Коллектор этим не удовлетворился.
- Сюда, ко мне брось.
"Швырнуть бы его тебе в рожу" - подумала Ми, и смахнула шокер на пол. Он проделал ту же одиссею что и ложка и замер возле нее.
Ми уселась на диван и скрестила руки на груди. Взгляд ее блуждал по комнате и наткнулся на вынутые накануне ранец и ботинки.
- Что дальше?
- Надо ущерб возместить, - улыбаясь, ответил коллектор, носком сапога пододвигая к себе шокер, - так что собирайся.
- Допустим, денег у меня нет, - ответила Ми, и начала обуваться.
- Что-нибудь придумаем, - успокоил ее коллектор, - может их твой голос заинтересует, а может и рожа. Много за нее не дадут, конечно, но заплатить за царапину хватит.
Едва сдерживая гнев, Ми принялась зашнуровывать второй амортизирующий ботинок.
- И что я должна буду сделать? – продолжила она тянуть время, - Чтобы продать...свое лицо?
- Все просто. Сейчас все вместе едем, тебя осматривают, вживляют тебе в голову копирайт и ты ждешь решения.
- Что вживляют?
- Чип слежения, - Тут Кристи воззрилась на него и машинально дотронулась до затылка, - Чтобы ты на радостях не забухала и не разбила товар, или не полезла в постель к кому-нибудь.
- А с этим какие проблемы? – подняла бровь Ми, заканчивая сражаться с ботинком и косясь на ранец.
- А непонятно разве? Детишки похожи на родителей. Иногда точные копии. Нарушение авторских прав налицо. Таких проблем никому не надо. Фото и видео, кстати, тоже придется изъять. Ну, парочку, может, оставят, не звери все-таки. Вообще там контракт длинный. Там на месте разберемся. Тебя долго ждать?
Ми взяла ранец в руки и поднялась из-за стола. Чтобы верзила продолжал в том же духе игнорировать происходящее, Ми кивнула в сторону Кристи и спросила.
- У нее тоже такой?
- Ну а как бы я вас еще нашел? Связь у вас только плохая, - он критически осмотрел потолок, - Катаюсь тут с утра, и вот только недавно поймал сигнал.
Кристи совершенно искренне и непонимающе смотрела на коллектора.
- Так та штука... - начала она, но коллектор резко взял ее за плечо и вытолкнул в коридор.
- Договор читать надо, дамочка. Все, - повернулся он к Ми, - поехали, мне тут с вами весь день торчать?
Ми приблизилась и сделала вид, что не может справиться с лямкой, повернувшись к коллектору боком.
- Сейчас, видишь, ремень заело.
- Это тебе не понадобится. Если ты сейчас...
Ми резко присела и прыгнула. Краем глаза она успела засечь, как верзила выхватывает оружие, потом ее крутануло в воздухе, и она отчетливо услышала выстрел. Затем знакомый лязг металлических перьев, скрип, хрип, вскрик, стремительно рванул навстречу потолок. Столкновение, падение, кратковременное помутнение сознания. Что-то грузно шлепнулось на пол, неразборчиво пробулькало и угомонилось. Кто-то кричал через десяток ладоней. Потом у Ми прекратило рябить в глазах. Левая рука нащупала зазубренный и липкий край крыла. Ми поднесла пальцы к глазам - кровь.
Расстегнув лямки, Ми выбралась из крыльев, которые тут же попытались сложиться, но зацепились за валяющийся посреди гостиной труп. Со стороны они выглядели чудовищем, пытающимся пожрать свою жертву. Отпихнув мешающую ногу, Ми собрала крылья обратно в ранец и тут у нее закружилась голова. Она села на пол, у двери, и закрыла глаза. Пусто и гадко, как всегда.
- Иди, - бросила она Кристи, торчащей столбом в проходе.
- К..куда?
- Домой. Дверь открыта, сигвей в сарае.
- Я...могу идти?
- Да. Ты мне больше не нужна. Эта штука в твоей голове держит тебя в трезвом состоянии. Так себе рецепт.
- А ты....
Ми расхохоталась.
- Ты обо мне заботишься? Беги уже, а?
Кристи медленно и неуверенно шагнула к выходу, словно ожидая подвоха. Ми не двигалась. Взгляд девушки скользнул по каплям крови на ее пальцах, потом невольно проследил за кровавыми разводами на полу и уткнулся в труп коллектора. Ноги ее подкосились, она силой заставила себя отвернуться и как можно быстрее уйти. Заведя сигвей, она понеслась по разбитой дороге, пытаясь вспомнить обратный путь. Обернувшись через некоторое время, она увидела поднимающийся над деревней столб черного дыма и бушующее пламя на месте старого дома. А потом над ней промелькнула крылатая тень и скрылась где-то вдали.

* * *

Ми затем неоднократно видела лицо Кристи с неизменным шрамом на щеке. То ее героиня неудачно обращалась с приборами, рекламируя услуги мастеров, то всплывала в дешевых мелодрамах, то со слезами заманивала дурачков на поле боя.
Ми это злило. Она представляла себе как где-то в мире ездит машина, а в ней в пошло-розовом интерьере девушка с замотанным бинтами лицом. Как мумия в саркофаге. Когда она умрет, машины будут использовать ее лицо еще очень долго.

* * *

Hans: Кристина Андреева, 22 года, умерла вчера, через две недели после пересадки лица. Из-за полученного повреждения ей вменили нарушение 51го пункта договора и отказали в бесплатной пересадке. В дешевой клинике, куда она обратилась, ей занесли какую-то заразу.
Me: откуда ты вообще вылез? Не похоже что мне плевать?
Hans: нет. Ты же отпустила ее.
Me: просто исчезни
Hans: ты знаешь, где меня найти. Если захочешь присоединиться.
Hans goes offline.


Примечания

"Магистраль" - сеть сверхскоростных дорог, по которым передвигаются пулеобразные машины - как личные, так и грузовые и общественные. Позволяют перемещаться по всему миру с огромной скоростью. Многие практически живут в машине, находясь в бесконечном движении (благо стоянки дороги).

"Цицерон" - народное название препарата, многократно усиливающего комуникативные и социальные отделы мозга на время своего действия. Позволяет держать в голове и анализировать десятки и сотни информационных потоков. Любим одиночками, сидящими в сети, позволяя получать полноценное общение. Не вызывает физического привыкания. Во время действия повышает восприимчивость к боли и искажает ощущение реальности. Передозировка может привести к потере связи с реальным миром и смерти от истощения.

"Ангелы" - организованная преступная группа, охотящаяся на одиноких владельцев машин. Как правило выслеживают жертву в сети, хитростью получают доступ в машину и, накачав жертву цицероном, принуждают отдать деньги и ценности. Название связано, по всей видимости, с предсмертными галлюцинациями жертв.

Крылья - агрегат для полета, имитирует работу крыльев крупных птиц. Годится для перемещений на небольшие расстояния некрупного человека (девушки, ребенка), идет в комплекте с амортизирующими ботинками. Изготовлен *СПОЙЛЕР* в *СПОЙЛЕР* и затем подарен Ми. Кому интересно, читайте что было раньше :)

Комментариев нет:

Отправить комментарий