среда, 8 июля 2015 г.

Летучий голландец идет на абордаж



Рассказ написан в подарок Анастасии Соколовой.
Все совпадения героев с реальными людьми являются умышленными.

Лицо настоятеля монастыря, что раскинулся по всей поверхности небольшой планетки у Беты Стрельца, выражало крайнее удивление. Выражение это, впрочем, застыло около тысячи лет назад, когда настоятель вместе с другими обитателями планеты был помещен в криокапсулу в ожидании страшного суда. Робопроповедники слишком уж буквально подошли к писанию и строго следили за тем, чтобы ни один грешник не ушел от наказания.
Глаза настоятеля были открыты тысячу лет, и все эти годы он смотрел на узор звездного неба. И только сейчас выученный наизусть пейзаж вдруг начал меняться. Что это, спасение?
Корабль, торжественно пролетевший над развалинами монастыря, не был космическим. Воздушным это судно тоже не было. Это была самая настоящая каравелла из книжек про пиратов, которые настоятель читал в детстве. С высокими скрипящими мачтами, потрепанными парусами, килем, облепленным тиной и ракушками. И вся какая-то серо-призрачная, как мираж, как облако, случайно принявшее форму корабля и расплывающееся на глазах.
По мачтам сновали матросы, подтягивая снасти, а на борту, обращенном к земле, стояла завернутая в черный плащ фигура и смотрела на настоятеля. Наблюдатель улыбнулся и... неужели клыки?
"Дожили. Нечисть гуляет на свободе", - лениво подумалось настоятелю.
"Сам ты нечисть", - ответил в его голове глубокий голос.


* * *

«Летучий голландец» был не единственным странным кораблем на орбите забытой замороженной планеты. И на фоне приближающейся громады казался обыкновенной рыбацкой лодкой. Грандиозный, неохватимый взглядом драккар производил впечатление еще и потому, что был сделан из совершенно неподходящего материала.
- Изумительно, - высказался на этот счет Тадеуш, завернутый в черный плащ капитан «Летучего голландца», - сколько ногтей на него ушло?
- У меня будет куча времени, чтобы посчитать, - мрачно ответил Хьюго, бывший главный помощник капитана.
- Не передумал? - участливо спросил Тадеуш, разглядывая понурый экипаж соседнего корабля.
- Мне совсем скучно, - вздохнул Хьюго, - это плохо влияет на команду.
- Значит, так тому и быть, - ответил Тадеуш, не то с грустью, не то с облегчением. От борта Нагльфара[1] отчалила шлюпка, почему-то грязно-розового цвета с какими-то нелепыми блестками. Стоящее в ней существо определенно было скелетом, отчаянно стесняющимся своей природы. Он натянул на ноги поношенные сапоги, на голову - соломенную шляпу, и закутался в какие-то лохмотья. Кажется, он даже нарисовал усы под носовыми впадинами.
- Приветствую капитана и его славный корабль, - услужливо проскрипел он и снял шляпу.
- И вам не хворать, - нарочито вежливо поклонился Тадеуш, - как настроение? Бодрое?
- Шутки шутите, - укоризненно покачал головой скелет.
- А то. Скажите, любезнейший, а чем вызван странный цвет вашего транспорта? - Тадеуш ткнул пальцем в лодку.
- А, это, - взмахнул руками скелет, - знаете, эти современные покойницы... Никакого уважения к ногтям. Я бы рад их выкинуть, но за последнюю тысячу лет было так мало подвоза. А ремонт делать надо. Шлюпку чинить. Эх... - Он сокрушенно покачал головой.
- Да, со смертными нынче проблема, - согласился Тадеуш, - что ж, не смею вас задерживать. Хьюго, друг, - он взял своего помощника за плечи и торжественно произнес, - ты был лучшим моим помощником. Я никогда тебя не забуду.
- Спасибо, милорд, - Хьюго был растроган, - для меня большая честь была...
Он умолк, осознав, что уже сидит в лодке позади стеснительного скелета, и лодка эта отчалила от борта «Летучего голландца».
- Не волнуйтесь, у нас чрезвычайно грустно и скучно, - утешил его скелет, - Будете чувствовать себя как дома.
- Надеюсь, - вздохнул Хьюго. Его бывшая команда стояла вдоль борта и смотрела ему вслед, а потом один за другим отправились копаться в его каюте.

* * *

Тадеуш стоял у стола в своей каюте и водил пальцем по звездным картам. Тысячи планет вокруг тысяч звезд, набитые замороженными людьми. Сотни кораблей автоматических фанатиков упорно и тщательно разыскивают оставшихся по всем уголкам вселенной. Если есть еще эти оставшиеся. Впрочем, если бы не вопросы пропитания, проблемы смертных мало волновали команду «Летучего голландца».
И вот еще вопросы скуки.
- За тысячу лет я, похоже, начал скучать по людям, - вслух размышлял Тадеуш.
- Так давайте их освободим? - ответил ему женский голос со стороны входа. Тадеуш не придал этому значения и продолжил размышлять.
- Но я вовсе не собираюсь исправлять их проколы. У них была куча времени, чтобы что-нибудь придумать. Даже вампир-несмышленыш нашел бы уже выход.
- Тогда освободим нескольких и посмотрим, что получится?
- И кто интересно достоин моей помощи?
- Например, Андреас Фальке.
- Это еще кто? - удивился Тадеуш.
- Мой жених.
- А ты еще кто? - Капитан «Летучего голландца», наконец, соизволил обратить внимание на стоящую у входа невысокую девушку в шортах и клетчатой рубашке.
- Эшри.
- Эй там, - Тадеуш щелкнул пальцами, и из воздуха соткался услужливый вампир, нацепивший мундир помощника, - почему смертная на мостике?
- Милорд, не совсем ясно, что с ней делать, - замялся новый помощник.
- Ты забыл правило? Кто смертную приводит, тот ее...
- ...и кушает, да я помню. Но ее привел Хьюго.
- Кто это?
- Эм... Ваш бывший помощник, - опешив, ответил помощник новый, - Полчаса назад вы командировали его на Нагльфар.
- А, этот, - махнул рукой Тадеуш, и помощник исчез. - Тебе повезло. Можешь пока пожить, пока я не вспомню какое-нибудь другое правило.
- Вот спасибо, - ответила Эшри и скрестила руки.
- Мне показалось, я слышал сарказм.
- Слушайте, - она подошла ближе, уперлась руками в стол и с жаром заговорила, - Хьюго обещал мне аудиенцию, еще когда притащил меня сюда, а это было две недели назад. Что хотите делайте, я просто так не уйду. Мне нужен мой жених.
- А мне нет, - возразил Тадеуш, - И ты хоть знаешь где его искать? На какой планете, у какой звезды? - он ткнул длинным ногтем в карту, и та на мгновение обрела глубину и объем. Пылали звезды, вращались планеты, и как метроном синхронно бились замороженные сердца, тук, тук, тук.
- Он не на планете. Он на самом большом корабле.
- Еще лучше, - возмутился Тадеуш, и начал двигаться вокруг стола, не шагая, а словно плывя, - ты предлагаешь мне самому гоняться за Кафедральной Мечетью по всей вселенной? И не подумаю.
Эшри сменила тактику. Она села на стул, сложила руки перед собой и превратилась в два огромных умоляющих голубых глаза.
- А как же сострадание к попавшей в неловкое положение гостье?
Тадеуш замер как вкопанный и нахмурился, словно взвешивая ее слова. Потом щелкнул пальцами, и из-под пола выскочил горбатый пожилой вампир с огромным томом наперевес. Он поплевал на пальцы, вставил обратно вываливающийся правый глаз и быстро-быстро начал листать страницы.
- «Сострадание, - прочел он, прищурив один глаз, - одно из проявлений эмпатии низших приматов, скобка, людей, скобка закрывается. Сострадающий примеряет на себя тяготы сострадаемого и затем, как правило, предпринимает действия направленные на устранение этих тягот»
- Я похож на низшего примата? - на всякий случай спросил Тадеуш.
- Совсем не похожи, - подобострастно ответил старик, улыбаясь, и провалился под пол.
- Думает-то он иначе, - заметил капитан корабля, - но суть в том, что сострадания я не испытываю. И видел куда более жалостливые глаза за свою жизнь. Что еще?
- Милорд, - Эшри улыбнулась, - с вашим всемогуществом, неужели вы не могли бы проявить милосердие? Уверена для вас это сущий пустяк, - она встала и изящно поклонилась.
- Ну вот, опять лезть в словарь, - Тадеуш щелкнул пальцами, и снова возник старик со словарем.
- Ладно, не надо, забудьте, - махнула рукой Эшри, и предприняла последнюю попытку, - но вы же сами говорили, что вам скучно. Разве это не приключение? Найти, победить, спасти...нет?
Тадеуш посмотрел на старика:
- Книгочей, тебе же не скучно, не так ли?
- О, что вы. Меня давно не гоняли вверх-вниз с самым большим словарем. Это совсем не скучно. Хотя если вы продолжите беседу, я предпочел бы остаться в комнате.
- Вот еще, - Тадеуш взмахнул рукой и книгочей провалился под пол, - Нет, определенно не помню, чтобы я тебе говорил что-то насчет скуки. А теперь протяни, пожалуйста, ладонь.
Эшри повиновалась, и на запястье загорелся, не обжигая, замысловатый знак.
- Это твой пропуск, чтобы тебя случайно не приняли за еду. Теперь иди, я вижу, что идей у тебя больше не осталось.
Эшри бросила на него испепеляющий взгляд, сжала губы и горделиво покинула мостик.
- Не знаю, поняла ли она, с кем говорит, - задумчиво произнес Тадеуш, - но так со мной давно никто не разговаривал. Это определенно весело.

* * *

Единственная оставшаяся пушка на носу корабля представляла собой жалкое зрелище. Даже будучи призрачной, она продолжала ржаветь и разваливаться, и канонир отчаялся привести ее в должный вид. Однако попыток своих не бросал, за что и прослыл чудаком. А прослыть чудаком на летящем в пространстве призрачном корабле, населенным вампирами - это надо постараться.
Кто знает, зачем Эшри пришла на нос и, вцепившись в борт, смотрела в пустоту, но канонир привлек ее внимание. Он наполовину залез в дуло и что-то там напевал. Девушка подошла и легонько постучала по пушке. Пение смолкло, и наружу показался чумазый, но симпатичный молодой вампир в очках. В руках он держал щетку.
- Привет, - улыбнулась Эшри, - не помешаю?
- А? Нет, нисколько, - разволновался бедняга.
- А что ты делаешь?
- Чищу пушку. Милорд требует, чтобы она была вычищена до блеска.
- И как, получается?
- Ну, при нужном освещении да под определенным углом... – он отошел на метр и наклонил голову, - Смотри-ка, блестит!
Эшри постаралась изогнуть голову как канонир, рискуя шейными позвонками, но ржавчина оставалась ржавчиной.
- Невероятно, - воскликнула она, - действительно блестит.
- Думаешь, стоит показать милорду?
- Уверена, он бы оценил. Но лучше конечно еще немного доработать.
Канонир уныло уставился на ржавую пушку и вздохнул. А у Эшри в голове бешено кружилась какая-то мысль, никак не давая поймать себя за хвост и вникнуть в суть.
- А тебе не бывает скучно?
- Не-не-не, - запротестовал канонир и быстро-быстро начал тереть ржавчину щеткой, - это очень и очень весело. И я совсем не хочу на Нагльфар.
- Да брось, я же не скажу никому, - заговорщически подмигнула Эшри, по-дружески пихнув канонира локтем в бок, - ну? Скучно?
- Очень, - прошептал ей на ухо канонир. Шустрая мысль притормозила, заслышав его голос, тут-то Эшри ее и поймала.
- Знаешь… как ты говорил тебя зовут?
- Джо.
- Джо, у меня есть идея. У тебя найдется немного времени?
- Ну... В принципе да.
- Что это за планета? - девушка ткнула пальцем в планету за бортом.
- Эта? – канонир почесал щеткой затылок, - Хм... Надо посмотреть на карте. Они у штурмана в каюте. Правда читать я не умею, так что придется позвать кока…
- Это все неважно, - нетерпеливо прервала его Эшри, - там есть люди?
- Смертные? Да, человек пятьсот.
- Ты мог бы освободить десяток-другой?
- Могу. Но я еще не голоден.
Тут Эшри пришлось собрать волю в кулак, чтобы очень строго и очень серьезно заявить.
- Джо, их не нужно будет есть.
Канонир вытаращился на нее, как на буйнопомешанную. В его мировоззрении такая мысль явно не умещалась.
- То есть как это - не есть?

* * *

Алекс вывалился из криокамеры в клубах холодного пара и закашлялся. Он почти сразу преклонил колени и начал шептать молитву, но через минуту осознал, что его никто покамест не собирается судить. Он осмотрелся - вокруг стояло еще девять таких же растерянных и недоумевающих. Ближе всех Юлия, его сестра.
- Привет, сестра, - поприветствовал ее он, вспоминая как вообще говорить. Она кивнула и, пошатываясь, встала на ноги.
- Привет, - сонным голосом ответила она, - а что происходит?
Алекс осмотрелся внимательнее. Развалины, несколько людей, открытые криокамеры, и еще больше – закрытых. И звезды над головой. Больше ничего.
- Похоже, пока ничего.
- И это не страшный суд?
- Ну… пока что он совсем не страшный.
Он замолчал, и только сейчас понял, как же тихо и печально вокруг. Даже воздух был каким-то застоявшимся, затхлым.
- Я думаю, это чистилище, - высказала предположение Юлия, - Тут мы будем искупать свои грехи.
- Разве в хрисламе положено чистилище?
- Слушай, я просто стараюсь найти логичное объяснение, - раздраженно ответила сестра, - Если у тебя есть идеи лучше, то вперед.
- Ладно, это чистилище, - сдался Алекс, - Что тогда?
- Надо понять, в чем состоит наше задание. Ага!
Она указала пальцем на каменный постамент невдалеке, на котором лежал сложенный листок бумаги, а может и несколько листков. Над постаментом появился и завис, раскачиваясь, желтый восклицательный знак.
- Идем туда скорее, - она потянула брата за руку. Через минуту вся группа вдесятером сидела вокруг постамента, передавала из рук в руки листок с заданием, и недоумевали.
- "Соберите 10 единиц золота и дерева и постройте хижину", - прочли они, - что это, черт возьми, означает?

* * *

Джо, насвистывая, вошел в камбуз и подозвал к себе кока. Тот даже не двинулся с места, а выслал взамен юного поваренка. На голове у него болталась палачья маска вместо поварского колпака.
- Это, - сказал канонир, - надо напоить гостью водой. Водой, понял?
- Кого? – подал голос кок.
- Меня.
Эшли пролезла мимо торчащего в дверях канонира и, окинув взглядом окровавленные топоры и наполненные мутной красной жижей склянки, на всякий случай показала огненный знак. Появившийся было кулинарный интерес в глазах кока резко угас.
- Воды найдем, - лениво протянул кок, и поваренок убежал куда-то в соседний отсек, греметь посудой, - Вот насчет еды не обещаю.
- Меня Хьюго заговорил, так что еды пока не требуется, - Эшри с благодарностью приняла стакан от поваренка и села на табурет.
- Очень удобно.
- Я пойду? – спросил у Эшри канонир, показывая большим пальцем куда-то себе за спину. Девушка кивнула.
- Какой-то он веселый сегодня, скажи? – обратился кок к поваренку.
- Не говори, - согласился поваренок.
- Что-то очень хорошее у него приключилось.
- Несомненно.
- Может его пушка наконец-то согласилась выйти за него замуж?
- Не иначе.
- Эх вы, а еще команда называется, - пожурила их Эшри, - Между прочим, он заработал уже двести двадцать очков.
Кок и поваренок переглянулись.
- Это за что еще?
- Ну как, - Эшри принялась загибать пальцы, - Основание колонии, постройка хижины, постройка моста, добыча камней и начало строительства мельницы. Все честно, ничего вроде не забыла.
- Колонии? У канонира есть своя колония? У него в ржавчине кто-то завелся что ли?
- Немыслимо, - поддакнул поваренок.
- Завидуете, - покачала головой Эшри.
- Вот еще, - хмыкнул кок, - да я что угодно сделаю лучше канонира. Даже поваренок сделает лучше.
- Неужели? – усомнился поваренок.
- Точно говорю. Я только не до конца понимаю, о чем речь. Можешь растолковать?
- Ну, смотрите, - Эшри поставила кружку на пол и начала рассказывать, - Суть игры вот в чем. Берем любую планету, оживляем на ней несколько человек и... вот тут самое сложное, так что будьте внимательнее... и не едим.
Кок с поваренком переглянулись.
- Не едим?

* * *

Одна, другая, третья планета, за ней еще и еще. Офицеры собирались по вечерам в кают-компании и делились успехами своих маленьких поселений. Эшри уже не требовалось ничего делать – их фантазия работала без устали. Они придумывали волшебные здания, сочиняли музыку для своих подопечных, ставили с их помощью спектакли, высекали статуи из мрамора. Они шутя меняли законы физики, уменьшали гравитацию, засеивали пустыни хлебом. Эшри лишь помогала подсчитывать очки, на ходу придумывая правила и ограничения, а они радовались, как дети.
Накануне Эшри поставила новую цель – добрать до двадцати тысяч очков за неделю. Кому-то вроде штурмана пришлось сильно постараться, чтобы помимо основных обязанностей успевать потягивать колонию. Кок же был настолько близок к победе, что половина матросов не задумываясь поставила бы на него последние деньги, если бы они у них были.
Тем обиднее оказался нанесенный удар.
- О, дьявол! – влетевший в кают-компанию кок был взбешен и пыхтел как паровоз, - у меня был лучший город, мраморная башня, и три прокачанных оперных певицы! Я почти уделал канонира!
- И что, что-то случилось? - невинным голосом спросила Эшри.
- Фанатики, - ответил за него штурман, не особо скрывая злорадство, - разобрали поселение подчистую, всех заморозили и забрали с собой.
- Ого, - Эшри сделала вид, что очень сильно удивилась, - печально получилось. Получается, канонир опять впереди?
Джо светился счастьем, над ним светились двадцать девять тысяч очков, когда как над коком парил угрюмый ноль.
- Вот еще, - возмутился кок, - я начну заново и все успею.
- Очевидно же, что за неделю ты не сможешь даже восстановить что было, не то что превзойти меня, - горделиво отвечал канонир.
- Ты за своим городом следи, умник, - зло ответил кок, - или ты думаешь, тебя церковники не тронут. Рраз, - и канонир в луже.
Джо побледнел и забегал глазами.
- Как это... Не, я так не хочу. Надо же что-то делать!
- А, может, планеты можно как-то спрятать? – тихонько подала идею Эшри.

* * *

Алекс уплетал ужин, как всегда появившийся на столе пока он работал, и думал о том, что в целом все не так уж и плохо получается. «Нас не морят голодом, не бьют, и не читают нотаций и проповедей. Задания конечно странноватые – вот на кой черт нам монумент в виде гигантской пушки? Но нам так любезно помогают их выполнять. И даже извинились после случайного затопления лавой. По сравнению с тысячелетним сном это просто рай»
Юлия подошла к нему, крепко о чем-то задумавшись. Побарабанила пальцами по столу, наморщила лоб и несколько неуверенно спросила.
- Слушай, ты не помнишь… У нас всегда в небе болталась луна в форме корабля?

* * *

Тадеуш вошел в кают-компанию, когда вся команда, за исключением проштрафившихся матросов, столпилась вокруг стола. На столе, как на игровом поле, были нарисованы пятнадцать игровых планет и лежали бумажки с очками. Эшри задумчиво трясла в руках кубики, не без веселья наблюдая за волнующимися вампирами. Канонир грыз дужку от очков, кок скрипел зубами, а штурман делал вид что ему все равно, то и дело забываясь и превращаясь в летучую мышь.
- Итак... - таинственно произнесла Эшри, - следующая задача - вырастить урожай зеленых яблок за такое количество месяцев, какое выпадет на костях, - она пошумела ими посильнее, - без изменения гравитации, без изменений климата и... - Тут она выразительно посмотрела на штурмана, - и без сжимания времени!
- Как это? - возмутился штурман, - это мастерский произвол!
- А ты думал, самый умный? – ехидно спросил кок.
- Во-во, - пискнул откуда-то из-под стола поваренок.
Штурман надулся и превратился в горгулью. Эшри эффектно с размаху бросила кости на стол, но не рассчитала, и они, бешено вращаясь, слетели на дощатый пол и остановились у ног вошедшего Тадеуша. Тот не обратил на них никакого внимания и подошел к столу. Штурман рассыпался было в груду щебенки от страха, но тут же взял себя в руки и собрался назад.
- Штурман, я собственно вот что хотел спросить. Да не волнуйся, пустяк, можешь даже не вставать. Взгляни вот сюда.
Тадеуш указал на корму, и призрачная стенка стала абсолютно прозрачной. У Эшри закружилась голова от окружившей ее пустоты, и она крепче вцепилась в стул. Постепенно пустота прояснилась и наполнилась мириадами звезд. Некоторые из них собрались в роящееся облако позади «Летучего голландца». Вскоре до девушки дошло, что это вовсе не звезды.
- Вопрос простой: почему за нами по пятам следует весь флот церковников во главе с Кафедральной Мечетью?
Рой корабликов словно разлетелся, обнажая громадное мрачное строение, увешанное нелепым количеством куполов, шпилей и лепнины. Витражные разноцветные иллюминаторы, крестообразные сопла ионных двигателей. Роботы-церковники строили его исходя из своих представлений о красоте и божьем замысле. Кроме них никто эти представления не разделял, так что фразу «господи, какое убожество» они совершенно искренне воспринимали как комплимент.
- Осмелюсь предположить, они преследуют планеты с людьми, вращающиеся вокруг корабля.
- Кстати, это был мой второй вопрос. Почему вокруг моего корабля вращается пятнадцать планет с живыми людьми?
- Ну... Мы играли... - Штурман покосился на стол. Тадеуш проследил его взгляд и повторил вслед за ним.
- Играли.
- Нам было скучно, - попытался оправдаться кок.
- Очень! – поддакнул поваренок.
- Скучно. А теперь нет?
- Теперь нет.
- Тогда проблемы нет, - пожал плечами Тадеуш, - кто побеждает?
- Пока что канонир, - подал голос квартирмейстер.
- Кто бы мог подумать, - наигранно удивился капитан, и направился к выходу. У Эшри ком подступил к горлу, и она спрятала дрожащие руки под стол.
- Милорд, - окликнул его штурман, и Тадеуш остановился. Потом вдруг исчез и появился прямо за столом напротив Эшри, уже сидя в тяжелом резном кресле.
- Слушаю.
- Я подумал… Как-то нехорошо получается, будто мы от них убегаем.
- А мы убегаем?
- Ну, - штурман показал на преследующий их флот, - технически да. Они летят в ту же сторону, что и мы, и они позади нас. Они определенно нас догоняют, а мы убегаем.
- Согласен, как-то некрасиво, - пожал плечами Тадеуш, - предложения есть?
Какое-то время в кают-компании витала неуютная тишина, а потом заговорили все разом.

* * *

Они остались за столом вдвоем.
Эшри смотрела на Тадеуша, а он смотрел на расчерченный стол и улыбался.
- Спасибо, - выдавила из себя девушка сквозь слезы.
- За что? – удивился Тадеуш, - Ты сама этого добилась. И потом – как я могу отказать себе в удовольствии еще раз поставить далай-папу и его железки на место?
- Вы рискуете ради меня…
- Рискую? – Тадеуш рассмеялся, - Чушь. Они не в состоянии причинить нам вред. У них слишком мало фантазии для этого. Не плачь, - улыбаясь, произнес он, - некого оплакивать.
- Для вас это игра, я понимаю. А для меня – живые и родные люди, - пожаловалась Эшри, но утерла слезы и – щелк – оказалась вместе с капитаном на палубе. Команда с песнями и улюлюканьем носилась по кораблю, размахивая саблями, карабкались по снастям на мачты и размахивали шляпами. Канонир притащил с десяток ядер и бочку пороха и любовно поглаживал ржавую пушку по боку.
- Мы такого не делали лет двести, - пробормотал Тадеуш, а потом воскликнул, - Команда! Кто притащит сюда жениха Эшри живым и невредимым, получит… эмм…, - он наклонил голову к девушке и шепотом спросил, - что пообещать?
- Кирку +10 к добыче мрамора, - не задумываясь сочинила Эшри.
- Ого! – восторженно воскликнула команда, и засуетилась еще живее. Скопление кораблей приближалось, и монструозная Кафедральная Мечеть заняла полнеба собой. Эшри смотрела на нее с какой-то помесью жалости и страха, а сердце ликовало в предвкушении то ли встречи, то ли схватки. Тадеуш обнажил клыкастую улыбку, извлек тусклую как лунный свет шпагу и со смехом бросился вперед.
«Летучий голландец» шел на абордаж.


[1] В германо-скандинавской мифологии — корабль, сделанный целиком из ногтей мертвецов. Во время конца света армия великанов (олицетворение темных сил) поплывет на последний бой с асами (олицетворение светлых сил). У скандинавов существует обычай обрезать ногти умершим, чтобы Нагльфар никогда не был построен.

1 комментарий: