суббота, 4 февраля 2017 г.

Рассказ "Стужа"

Волк давно учуял мальчика. Потом услышал, как скрипит снег под валенками. И вот теперь увидел. Закутанный, замотанный шарфом, мальчуган заметил волка и остановился. 

- Не бойся, - сказал он, - я тебя не трону. 

Волк отвернулся и демонстративно зевнул. Он не был голоден, и еще ему не нравился запах дыма. 


Ребенок наклонился за веткой, и зверь насторожился - не бросит ли? Нет, поднял и положил на санки, к большой вязанке хвороста. Потом поднял еще одну, и еще поднял, раскопав варежками. Волку это вскоре наскучило и он унесся по своим делам. А мальчик остался. Звали его Егор, и у него тоже было дело. 

Он закончил собирать хворост, с трудом развернул санки и потащил назад, по своему же следу. Не то чтобы он собрал достаточно, и не то чтобы время поджимало. Просто закончил, как ветер вдруг прекращает дуть, без какой-либо причины, без какого-либо умысла. Топая назад, он то и дело останавливался и вздыхал устало-довольно. “Я теперь сильный, я теперь много могу утащить”, - думал он про себя. Сорвав с куста несколько ягод рябины, он сунул их в рот и сморщился. 

- Кисло, - сказал он синице. Та возмущенно чирикнула, схватила ягодку и упорхала. Егор провел рукой по озябшим веткам - и те вдруг воспрянули, пробудились. 

Топ-топ по дорожке. Сугробы расступились, показался засыпанный по самую макушку плетень, и спрятанный под снегом домик. Мальчик подтащил санки к самому дому, поглядел еще раз на вязанку, которую приволок, и вывалил ее на снег у стены, к другим, старым вязанкам. 

- Хорошо бы их зажечь, сделать большой костер, - мечтательно сказал Егор сам себе, - Но мама с папой говорят, что не надо играть с огнем. 

Взрослые всегда говорят детям, что не надо играть с огнем, иначе будет беда. Спроси они детей, те сказали бы в ответ, что не надо играть со стужей. Иначе будет беда. 

Мальчик схватился за ручку двери, дернул - примерзла. Тогда он снял варежку и теплой, красной ладошкой дотронулся до стылого дерева. Ледяная корка треснула, хруснули позвонками петли и с жалобным скрипом отворились. 

Мама и папа сидели у стола. Холодные, серые, безмолвные. Только губы шевелятся. Егор подходит к ним и берет их за руки. Вязанки дров вспыхивают одна за другой, трещат, но не сжигают, а только греют. Тепло врывается в дом, кружится жар-птицей вокруг Егора и стужа отступает, уползает подпол. 

Мама вдруг вздыхает и прижимает его к себе. Папа улыбается, смотря на них. 

- Сегодня так хорошо почему-то, - говорит мама, - правда? Легко-легко. Хочется играть в снежки, - рассмеялась она, - Давай никуда не пойдем сегодня? - спрашивает она папу. Папа не отвечает. По глазам видно, что он согласен. Они встают из-за стола, распахивают окна широко широко. Они напевают, они радуются. А Егор держит за руку то маму, то папу, и повторяет, будто они не слышал: 

- Я люблю вас. 

Мама гладит его по голове и отвечает: 

- И мы тебя тоже, сынок. 

“Нельзя играть со стужей”, - хочет сказать Егор, но почему-то не получается. Или не хочется. Или просто боится. Вдруг они опять скажут - “Иди поиграй немного сам”. Нельзя уходить. Когда он уходил, их сковывала стужа. 

- Сегодня действительно хороший день, - взволнованно говорит папа, - Жить хочется, - вполголоса добавляет он. Мама не услышала, а Егор все слышит, - Эй, Егорка, пойдем напечем блинов маме! А потом кататься с горки! 

Егор согласен. Сковорода горячая, плита - еще горячее. Стужи можно не бояться. 

Они вышли на улицу, держась за руки, и пошли к горке с санками. Папа шутя покричал в пустой колодец. Но так нельзя делать, голос и смех останутся там. Егор часто слышал, как колодец смеялся папиным голосом. А потом замерзал даже голос, и больше ничего не было слышно. 
Егор держался до самой ночи. Держался сам и держал их за руки, пока не начал клевать носом. Тогда мама отнесла его в кроватку, спела ему колыбельную и поцеловала. Егор пригрелся и уснул. Сквозь сон он слышал, как мама и папа смеялись и вспоминали сегодняшний день. А потом начали вспоминать что-то былое. Тут-то к ним и подкралась стужа. 

Егор крепко спал всю ночь. Тихонько стучало маленькое сердечко, тик-так. Он знал, что когда проснется, стужа уже будет здесь. Он пройдет в комнату и дотронется до ледяных маминых рук, но она не ответит ему. 

Но это Егора не печалило. Он же знал что надо делать. И потом, у него был целый мир вокруг и целое теплое солнце. 

А у папы с мамой, кроме стужи, был он.


(Иллюстрация Александра Янссона - http://www.alexanderjansson.com/)

2 комментария:

  1. Почему его стужа не трогала?

    И иллюстрации нет :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "Стужа" здесь - аллегория на повседневную обыденность, в которую люди зачастую погружаются с возрастом. Ребенку она не страшна.
      Иллюстрации из ВК я сюда не тащу, тут у меня пока что просто склад текста. Блог редко кто читает )

      Удалить